Каждый неверный шаг – это шаг на виселицу. The Crucible в The Questors Theatre.

By NikitaNemygin, Ноябрь 9, 2015

Вообразите себе мир, в котором правда – это производная от реальности, а не равна ей. Важно не столько то, что сказано – но какие уста произносят сказанное. “То, что вы говорите – это, конечно, крайне интересно! Но вот в церковь вы часто ходите? А по воскресеньям пашете? И, кстати, спите вы со своей женой каждую ночь? Вот то-то же! И как после этого можно верить вашим словам?”

Именно такой мир создан в театре The Questors в лондонском районе Илинг, где до 14 ноября идет «Тяжкое испытание» (“The Crucible”) Артура Миллера.

Пьеса рассказывает о трагических судах над «ведьмами» в американском городе Салем в конце девятнадцатого века среди массовой истерии на почве обвинений в использовании черной магии. Это – аллюзия Миллера на феномен маккартизма, охоты на коммунистов, которая разрывала американское общество в 50-ых годах.

Все начинается с невинной игры, с детских шалостей в лесу. Однако среди тоталитарной религиозной истерии месть и ревность дают игре крутой суровый поворот. Благочестие перестает мыкаться по углам жизни и предъявляет претензии на власть и моральный авторитет.

12190052_10153666175897416_2376410136549231459_n

Вообразите декорации, составленные из высоких и прочных, но дырявых и клаустрофобных дощатых стен, которые того и гляди, кажется, обвалятся на зрителей. Мир между этими стенами кажется душным, погруженным в пожизненное сомнамбулическое существование. Приглушенный желтый свет создает мрачную атмосферу вечных сумерек.

В этой обстановке героям начинают казаться логичными самые страшные обвинения. В напряженной, душной среде каждый вовлечен в интригу и каждый видит то, что хочет видеть. Спасти собственную жизнь – значит присоединиться к обвинителям, а не жертве: “Я так и знал, что он с Диаволом. Я всегда его подозревал”.

Чем более грозен поток псевдоморальных инсинуаций со сцены, тем больше не только герои, но и сам зритель начинает поддаваться истерии. Хотя он и знает, как все было на самом деле, но постепенно истина начинает казаться сомнительной, а выдумка – убеждает.

12208330_10153666176012416_5864706238224506019_n

Вообразите когорту харизматичных героев, каждый из которых сыгран с большой страстью. Одна-единственная навязчивая идея полностью занимает общество, создавая панику. Каждый из героев пытается справиться с напряжением по-своему, всякий раз выбирая между подчинением и смертью.
Главный антагонист, Абигейл Уильямс, сыгранная темноглазой, демонической Lucy Coleshill, навсегда застревает в памяти. Сложно представить себе более подходящую на эту роль актрису.

Герои второго плана, как Мари Уоррен и преподобный Пэррис, иной раз являются зрителю более выпуклыми, чем главные. Эмоциональная и напряженная игра произвела на меня огромное впечатление.

Напряжение достигает пика в по-настоящему страшной сцене суда, которую я надолго запомню. Мурашки пробегают по моей коже от пугающей своей убедительностью игры подросткового состава труппы в сцене изображения «одержимых Диаволом». Они напомнили мне ужасные кадры людей, впавших в транс под воздействием шарлатанов во главе тоталитарных сект. Их безумные глаза, скованные, резкие, неестественные движения внушают беспокойство и ужас.

Попав в жестокие шестерни тоталитаризма и неудачно сложившихся эгоистических интересов, единственным способом отстоять правду и самого себя становится самый трагичный способ. Эта мысль пугает и показывает, что от салемских судов над ведьмами до маккартизма и наших дней – The Crucible остается актуальным.

12193805_10153666176042416_6070811074817495409_n

“The Crucible” заставляет задуматься. Фантастическое исполнение в The Questors заставляет поверить.

Вообразите современность. Нам хочется думать, что уж мы-то никогда не повторим похожих ошибок! Мы не линчуем, не казним без суда. О нет! Что мы, варвары? Конечно нет, ни в коем случае!
Но позвольте дать вам список
• Педофилы
• Сайентологи
• Националисты
• Иностранцы
• Атеисты
• Мусульмане / Христиане
• Террористы

Вообразите снова. Чувствуете вы, как поток эмоциональных, помутняющих сознание аргументов врывается в ваше сознание? Чувствуете, как, словно сорвавшись с цепи, мысли начинают бесконтрольно нестись? Чувствуете вал нарратива?
Честное слово, я вот чувствую.
Это ли не шажок в сторону повторения хаоса?

А вы если не чувствуете, то, может, просто ваше слово не в списке?