Pride – праздник со слезами на глазах

By NikitaNemygin, Июнь 29, 2015

В прошлую субботу мы гуляли по центру Лондона с моей каучсерфером из России.
Ну, то есть «гуляли» это громко сказано, потому что те, дороги, которые не были оцеплены оказались в плотной застрявшем в пробке машин. Город высыпал на Прайд. Хорошие новости из США о легализации гей-браков на федеральном уровне только подогрели толпу.

Нас окружал бесконечный океан ликования. Повсюду – улыбающиеся люди, повсюду флаги и транспаранты. Моя каучсерфер сравнила эмоциональный заряд центра Лондона с тем, который бывает в России на День Победы 9 мая.

Чем больше я думал о её словах – тем больше понимал – это и есть День Победы. Мы вспоминаем тех, кто сражался за равенство.
В России общество консолидируется вокруг победы в Великой Отечественной Войне вследствие большого числа жертв, пропагандистских уловок времен брежневского застоя и потому что после войны у России особо нет достижений, нечем больше гордиться на весь мир.
У западного общества такой предмет для гордости есть – это равенство ЛГБТ.

Потому что была война.

По разные стороны баррикад были опрессивные и прогрессивные идеи.
Жертвами этой войны были миллионы ЛГБТ, подвергнутые остракизму, живущие во лжи с самими собой и своими семьями, преданные, кастрированные, лишенные детей и затравленные до смерти.

Война шла постоянно. Прогрессивисты боролись в судах и в профессиональных сообществах. Они боролись в парламенте и за разговорами на кухне. Они боролись мирными маршами и на светских раутах. Они выражали поддержку отдельным геям и писали письма политикам, сообщая, что их не выберут, если ничего не изменится.

Для меня нет существенной разницы между этими борцами – и теми, кто сражался на поле брани во Второй Мировой Войне. Защитить право других в мирное время требует столько же мужества и упорства, как как и умереть на войне.
Борцы в мирное время не оставляют столько трупов, но они предоставляют многим возможность жить.

Во многих стран победа осталась за ними, в иных – борьба продолжается. Прайд – это предлог отпразновать равенство. На месте ЛГБТ могли быть евреи, темнокожие и любые другие подавляемые группы. Единственное преимущество ЛГБТ-сообщества в том, что оно пронизывает все классы, национальности, вероисповедования и расы.

День Победы – это когда общество оставляет позади опрессивную социальную политику. Каждый из этих Дней Победы приближает нас к преодолению предрассудков, религиозной и классовой опресии, и приближает к построению более честного и справедливого мира.

Последнее законодательство в США по гей-бракам и недавние прорывы в легализации марихуаны показывают нам будущее социальной либерализации. Впереди еще долгий путь.

London Pride

London Pride

А пока я мечтаю.
Я мечтаю о времени, когда в России соберется огромная демонстрация. Будет май и солнышко будет сиять, прямо как в Лондоне в прошлую субботу. Сотни тысяч людей выйдут на улицы центра Москвы. Шум будет невероятный!

Они пойдут вперед. Каждый захочет выразить поддержку и останется на вечерний концерт на Красной площади. Люди будут держать в руках национальные и радужные стяги.

Вздыбленные палки от этих флагов, белые, черные, желтые, коричневые, будут тереться друг о друга во влажном раскаленном воздухе, а мягкое ворсистое лоно триколоров сплетется с податливой радужной тканью на теплом весеннем ветру в удивительном гомоэротическом танце.

Но праздник будет со слезами на глазах: люди вынесут транспаранты с портретами жертв предрассудков, павших в битвах с численно превосходящим врагом. Там будут жертвы Стонволла и Харви Милк, там будут Оскар Уайльд и Алан Тьюринг.

Рядом сними будут и другие – известные геи России – Чайковский, Нуреев, Цветаева, Нижинский.

Они пойдут вперед. И каждый шаг их будет втаптывать в землю насилие, невежество, несправедливую политику и религию, которая притесняла, а не утешала.

Полиция будет нужна, только чтобы сдеживать толпу и утихомиривать особо возбужденных, а не чтобы потакать омерзительным молодчикам с масками на глазах и мочой в пакетах.

И это будет новый День Победы в России, как ныне в Лондоне.

Photo copyright – kremlin.ru, Katerina Nikitina