Here be Dragons: Мертон – рынок Эбби-Миллз

By NikitaNemygin, Январь 12, 2017

Музыкальная группа внезапно заканчивает песню и неловко ждет апплодисментов, которые так и не звучат.

Они выступают под здоровым квадратным навесом в трех ступенях от зрителей: дюжины сорокалетних семьянинов, которые делят время между пинтой и беспомощными попытками угомонить своих чад.

Динамики передают помехи пока идет настройка, а потом музыканты продолжают.

Сцена Эбби-Миллз

Рынок Эбби-Миллз никогда не запружен, но здесь всегда какое-то движение. Многие торговые места закрыты – теоретически он мог бы быть гораздо более веселым. Кажется, что это остров, что он сам по себе, отрезан от окружающего ландшафта. С одной стороны река, с другой – мегамаркет, оживленное шоссе. Сверху – линии электропередач, снизу – течение Вандл. Безбожно, совершенно подозрительно уютно. Быть здесь – это укутаться в огромное толстое одеяло, вернуться обратно в материнскую утробу.

За кронами деревьев – водяная мельница.

Странным образом, это место неизвестно. Оно так и не стало модным, несмотря на то, что у него есть все для этого: станция метро – близко, исторический контекст – есть, рыночная инфраструктура – готова, другие интересности в округе – присутствуют.

Прилавки рынка

Средневековый мертонский монастырь, который дал название этому месту, канул в небытие после роспуска монастырей. Теперь его надгробие – шоссе Merantun Way. Сейчас местные активисты планируют открыть археологическую экспозицию под дорогой для постоянного посещения в 2018 году (если будут средства).

Створ Meranthun Way – где-то здесь было раньше Мертонское Аббатство, а теперь вдали – здания вокруг станции Colliers Wood

А пока – несколько магазинов, несколько ступеней, тарахтение воды и аплодисментов, несколько едален и крошечный рынок для крошечных вещей.

Прилавки рынка

У викторианских промышленных зданий есть свой особенный кирпичный шарм, как будто они часть пост-апокалиптического мира, рожденного во сне обкуренного хипстера. Они были частью фабрики компании Liberty, но с тех пор как экономика изменилась, многие остались сиротами. У них все еще есть шарм, но нет предпринимательского видения, чтобы обналичить свои активы.

Торговые площади в бывших промышленных зданиях

В одном из зданий располагается детский театр, но самое очаровательное место пространства рынка – это Водяная мельница. Она тоже использовалась Liberty – чтобы направлять силу реки в нужное им русло. Внутри маленького уютного здания – мир причуд, которому найдено хорошее применение. Мир паутины, ржавчины, запаха стоячей воды и и информационных краеведческих стендов, и между прочим – можно получить урок гончарного дела: гончарный круг вертится, производя монотонный шум. Новички в восторге – впервые они могут сделать что-то своими руками.

Гончарные курсы

Через заднюю дверь я попадаю в маленькую смотровую комнату прямо над колесом и свежестью реки внизу. Иногда оно опущено в воду, размеренно и деловито шлепается под давлением потока. Раньше оно передавало энергию, но сейчас, какими бы они ни были милыми, водяные мельницы не обойдут по эффективности атомные реакторы, и энергией снабжается только гончарный круг.

Колесо в задней комнате

Здесь, между хихиканьем гончарного урока, ласковым бормотанием гончарного круга, шипением воды, я сдаюсь на милость этой мякой канонаде, простой честности. Я брожу вокруг стендов с посудой, остатками викторианских плиток на полу.

Гончарная мастерская и водяное колесо справа

Здесь я настраиваюсь на одну волну с колесом, все еще колотящим по Вандл. Его замедленный водопад сливается в моей голове с рынком, становясь его идеальной метафорой, – такой же тихий, такой же неохотный. Несколько часов меж гончарных уроков, детским театром, рынком и питейными заведениями.

Гончарная с водяным колесом справа

В Эбби-миллз нет поверхностности, он хорошо заземлен, принят самой почвой, на которой стоит, шипением воды и мягким громом водяной мельницы.

Умилительно незамысловатый, кажется что он только и ждет быть замеченным.

Но кто – заметит?